ГБУЗ ТО «Центр профилактики и борьбы со СПИД»
г. Тюмень, ул. Новая, 2/3
(3452) 27-66-89, 44-42-48
г. Тобольск, ул.Красноармейская, 4
(3456) 26-41-19, 26-40-82
г. Ишим, ул.Пономарева, 6
(34551) 5-16-81

Уважаемые жители Тюменской области!
Информируем вас о том, что Департаментом здравоохранения Тюменской области организована круглосуточная "Горячая линия" для приема обращений граждан по любым вопросам оказания медицинской помощи, в том числе по вопросам лекарственного обеспечения и обезболивания

ТЕЛЕФОН
"ГОРЯЧЕЙ ЛИНИИ"

(3452) 68-45-65
8-800-250-30-91
(звонок бесплатный)

Эпидемиологический отдел

Первый врач, с которым сталкивается в Центре АнтиСПИД пациент - врач-эпидемиолог. Это своеобразная красная линия, после пересечения которой многое в жизни пациента кардинально изменяется. Это передовая, накал страстей, крушение надежд, пересмотр себя и своей жизни. Даже терминология у эпидемиологов отчасти военная: «экстренное извещение», «эпидрасследование очага» и т.д. Врачи-эпидемиологи – это люди с большой душой, способной вместить боль и страх человека, в одночасье ставшего неизлечимо больным.

Светлана Владимировна Петрова, заведующая эпидемиологическим отделом:

«Человек может обследоваться на ВИЧ в любом лечебном учреждении. Весь собранный материал проходит тестирование в нашей лаборатории. И когда лаборатория находит положительный результат, она направляет его к нам, врачам-эпидемиологам. Положительные результаты тут же регистрируются, составляется «экстренное извещение». Далее мы приглашаем человека на прием. Случается, пациент не считает нужным прийти, не хватает времени или желания. Для этих случаев у нас разработана процедура приглашения пациентов на прием на дому. Каждый будний день кто-то из нас садится в автомобиль и едет приглашать пациентов на прием. Не всегда нас встречают радушно. Были случаи нападения на наших врачей, иногда им чудом удавалось спастись. Человек не всегда осознает, что мы действуем в его же интересах. Ведь чем раньше будет поставлен диагноз, тем раньше можно будет держать эту болезнь под контролем. Но зачастую, люди в силу асоциального образа жизни просто не хотят этого понимать. Для врача же нет разницы – нормальный ли это человек, наркоман или человек, излишне употребляющий алкоголь – любому он должен оказать помощь. Однако, сейчас в целях защиты врачей, на выезде им выдаются специальные средства защиты: электрошокер, фонарик, газовый баллончик, врача обязательно сопровождает охрана.

Когда пациент приходит к нам в Центр, на первом приеме мы говорим только о предварительном исследовании и в обязательном порядке проводим повторное тестирование. Делаем мы это для того, чтобы защитить пациента от человеческого фактора, который порой вмешивается в технологию тестирования на ВИЧ, и это не только медицинские ошибки. Бывают у нас такие случаи, когда люди сдают анализы по чужим полисам ОМС, чужим документам. И только если этот повторный анализ вновь подтверждает наличие ВИЧ-инфекции, мы говорим человеку его окончательный диагноз. Конечно, этот процесс - очень сложный психологически и для пациента, и для врача. Зачастую слова врача, первым сообщившего новость пациенту, западают ему в душу, и после он начинает ориентироваться на них, а не на слова своего доверенного доктора. Мы коротко консультируем пациента по его заболеванию, рассказываем, что это за заболевание, как оно передается, стараемся психологически настроить пациента на необходимость диспансерного наблюдения, говорим о перспективах, эффективности лечения. Мы разъясняем пациенту, что он находится под защитой врачебной тайны. С момента открытия нашего Центра не было еще ни одного случая, чтобы по вине нашего сотрудника тайна диагноза была разглашена.

Одним из важных этапов нашей работы является эпидемиологическое расследование. Необходимо выяснить, каким образом человек заразился, кого он, в свою очередь, мог заразить. Выясняется, проводились ли ему процедуры в лечебных учреждениях (исключается факт внутрибольничного заражения), были ли случаи переливания крови. Просим пациента назвать его половых партнеров. Выясняем, был ли факт внутривенного употребления наркотиков, если был – просим назвать круг контактных лиц. Не все пациенты откровенны. Приходится убеждать, доказывать, что чем раньше человек узнает о своем диагнозе, тем эффективней может быть лечение. Мы разъясняем, что и в данном случае врачебная тайна сохраняется, когда мы приглашаем контактных лиц на прием, мы никогда не ставим в известность, с кем они были в контакте. Человеку говорится о самом факте: «Вы были в контакте в ВИЧ-инфицированным» и предлагается пройти обследование. Конечно же, все обследования человек проходит на добровольной основе, мы не можем его принудить.

На основе всех этих данных мы делаем заключение о предположительном пути заражения, сроках заражения. Заканчивая нашу встречу с пациентом, мы идем вместе с ним к клиницистам, докторам, которые теперь будут наблюдать за пациентом и лечить его».

– Светлана Владимировна, пациенты знают, каким образом они заразились?

Естественная реакция защиты говорит человеку, что виноват не он сам, не его поведение, а кто-то другой. В большинстве своем пациенты начинают подозревать, что они заразились ВИЧ-инфекцией в лечебном учреждении. Такие утверждения можно услышать и от лиц, употребляющих наркотики, и от медицинских работников. Кстати, ни одного факта профессионального заражения ВИЧ медработника в Тюменской области не выявлено. До сих пор есть убеждение у населения, что ВИЧ-инфекцией заражаются только асоциальные личности, наркоманы, лица, занимающиеся коммерческим сексом, и т.д. Сегодня это уже далеко не так. С 2003 года заражение перешло в среду социально активных людей. Это совершенно обычные люди, порой прекрасно осведомленные о заболевании и мерах профилактики. Но они испытывают чувство ложной безопасности именно из-за убеждения, что ВИЧ-инфекция где-то в там, в асоциальных слоях населения, и их это не коснется. К сожалению, это уже давно не так. Сегодня риску заражения подвержен каждый, кто не соблюдает меры профилактики.

– Безумно сложно, наверное, работать врачом-эпидемиологом в Центре по борьбе со СПИДом. Не каждый сможет ежедневно говорить людям о том, что у них неизлечимая болезнь…

Это очень трудно. Особенно сложно было вначале, когда каждую историю, каждую человеческую трагедию пропускал через себя. Я до сих пор помню этих пациентов. Сегодня мы научились немного отстраняться, но это не означает, что мы стали равнодушными или проявляем меньше сочувствия. У нас есть правило: мы не даем никаких оценок, сколько бы у человека ни было половых партнеров, употребляет человек наркотики или нет. Для нас это не важно. Перед нами пациент, которому нужна помощь. 

Для переключения в режим для слабовидящих нажмите Ctrl+